поток

Иван Петрович, Творец и Котинька



Как-то раз, вернувшись с работы, Иван Петрович застал на кухне кота Финика в компании светящегося шара размером с футбольный мяч. Все бы ничего, но шар этот висел в воздухе, пульсировал, потрескивал молниями и, вдобавок, предъявлял коту претензии. Вербально.
-Я отлучился оформить документы! Оставил вас присматривать за проектом, возвращаюсь, и что?!
-Ничего,- отвечал кот. - Нормально все, небольшие изменения на пользу только пошли.
-Охренеть...- Иван Петрович застыл в дверном проеме изумленным столбом.- Как вы это делаете?
-Оно разговаривает? - шар был удивлен не меньше.
-Это разумная особь мужского пола, - в голосе кота слышалась прямо таки родительская гордость.
-Надо его отсюда убрать,- сказал шар.- И всех ему подобных. Тестовая группа прибудет через четверть цикла.
-Вымирание?-услужливо предложил кот.- Или на склад?
-Все равно, главное, чтобы быстро. После них тут еще все восстанавливать. Как они вообще оказались в проекте?
-Проще все заново сделать,- усмехнулся в усы Финик, пропуская мимо ушей последнюю фразу.
-Проще! -рявкнул шар,- Когда не тебе делать! Шесть циклов! Шесть! Без перекура и отдыха.
Он в ярости заметался по кухне.
Иван Петрович, глядя на него, понимал, не важно, галлюцинация это все или нет, хорошего мало. Ему не хотелось ни в дурдом, ни в вымирание, ни у ж тем более на какой-то склад.
Кот тем временем запрыгнул на стол и по-хозяйски на нем развалился.( начало рассказа сказочницы Лилу Деймон ( Таня Демидова). Возможно войдёт в сборник. https://www.facebook.com/tiana.gett/posts/2966698786895771
Была сначала монотипия. После прочтения рассказа дорисовала её! )) )

п.с. пастель масляная, бумага для акварели,- монотипия дорисованная
поток

Всё ищет свой Грааль!..

Вот для этого цветка -
Весна!
А для этого ростка -
Февраль!

Тот цветок уже воспрянул
Ото сна!
А росток всё ищет
Свой Грааль!..

Время жить и время -
Умирать!
Цикл за циклом - проходящий
Круг!
Если не закончил друг мой
Врать,-
Значит не нашёл ещё
Мой друг!

Пусть мне ночь настанет,-
Будет мрак!
Так и не узнаешь до конца,
Кто твой друг, а может он и
Враг!
Хоть и не скрывал.. лица!..

Но смотри, цветок опять -
Живой!
А росток опять придёт -
В цвет!
Разожги скорей огонь
Свой!
И скажи ему, что смерти
Нет!

поток

Путь твой слишком краток!

Не тянись за журавлём,
Пусть себе летает!..
И синица, что в наш дом
Часто заглядает,

Не задержится на век,-
Поклюёт семяшки,
И от наших от опек
Улетит к ромашкам!..

Что цепляться за хвосты
Этих милых пташек?..
Если вышел из простых,-
Голым, без рубашек,

То прими судьбу такой
И цени до гроба!..
А споют за упокой,
То и им похлопай!

Всё, что есть сейчас -твоё!
Всё в тебе - достаток!
Не гневись на бытиё,-
Путь твой слишком краток! )
поток

Я весь в ладонях ваших

Как Вам представить, кто я?
Сам не знаю.
Я Ваша ложь, я выдумка пустая.
Я свет дневной, и я же тьма ночная.
Песчинка я и океан без края.
Витаю в небе, по земле блуждая.
Ищу свой рай, из рая убегая.

Вот я.
Я весь в ладонях Ваших.

Смеюсь сквозь слезы и грущу сквозь смех,
Сдираю кожу, падая на мех.
Бьюсь о преграды, не найдя помех.
Ищу кого-то. Нахожу не тех.
Весь на виду — загадочен для всех.
Грешу, чужой замаливая грех.

Вот я.
Я весь в ладонях Ваших.

Франсуа Вийон
поток

Я сочинитель, значит, не пророк!

Когда носил тюрбан, халат на вате — я звался снов известный толкователь, и не было мне равных на земле.
Протяжно голосили муэдзины, плелись легенды, танцы и корзины. Пекли в домах душистый мягкий хлеб.
И я не ел того вкуснее хлеба. Текла река и отражала небо, повозки, и детей, и стариков,
которым знать хотелось непременно, к чему у них во сне болит колено, и кровь ручьём, и сразу сто голов.
Я, до людей пытаясь достучаться, твердил им:
"Это — к встрече. Это — к счастью", в сюжете дыры бережно латал.
Мелиссу с мятой призывая в судьи, я сочинял знамения и судьбы. Я был заправский враль и шарлатан.
Когда случилась ночь иссиня-чёрной, ко мне пришла печальная девчонка, и мячик сердца кто-то сжал в кулак. Она сказала: "Сны — они как гири, мне снится, что друзья мои погибли, отец погиб и мама умерла.
И молоко пропало у кормилиц. К чему мне сны, зачем они приснились".
И, присягнув смоле и янтарю, я отвечал ей коротко, по сути, что смерти нет и никогда не будет. И сам поверил в то, что говорю.
Я отвечал, беседу вышивая: "Ты видишь маму, и она живая. Ты слышишь голоса своих друзей.
По окнам золотое скачет лето. Стоят дома, белеют минареты. Открой глаза, дивись на мир, глазей".
За что потом наказан был богами. Часы меня боятся, убегают. Я жалуюсь луне, пою костру.
Однажды, если смерть меня заметит, я расскажу вам, что приснилось смерти, и в первый раз ни капли не совру.
Я — снов людских известный толкователь. Мой собственный настоян на лаванде, на имбире и яблочном вине.
Ведь сны — они как маленькие птицы, и с ними просто надо подружиться.
И да, на всякий случай — смерти нет.
Когда и вы разделите мой вечер, скажу, что это — к счастью, это — к встрече, а это — непременно печь пирог.
И слово приумножится стократно. Не вздумайте понять меня превратно.
Я сочинитель, значит, не пророк.

#svirel_poetry